ДВЕ ПОПЫТКИ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ПУТИНЫМ ЦЕНТРОБАНКА РФ.

Две попытки национализации Путиным Центробанка РФ.

11.10.2000

Национализация ЦБ а заодно и всего банковского сектора.

Следующая пятница падает на 13 число. Этот день будет черным для ЦБ. К этому сроку банковский комитет Думы должен завершить работу над поправками в закон о ЦБ. Вчера истек срок внесения поправок и вчера же вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин заявил, что статус ЦБ не изменится. На самом деле меняется вся банковская система России.

Вокруг нового закона о ЦБ страсти кипят давно. Но до недавнего времени президент в них не вмешивался. В конце сентября Владимир Путин внес свои поправки – спустя, кстати, полтора месяца после того, как официальный срок их внесения истек; банковскому комитету Думы пришлось специально его продлевать, иначе их нельзя было бы легализовать. Смысл президентских поправок – национализация ЦБ.

Сама по себе такая формулировка кажется удивительной: кому еще, как не государству, может принадлежать Центральный банк, ведь не Виктору же Геращенко? Получается национализация бесхозной собственности (по тексту действующего закона о ЦБ, он независим настолько, что не является даже государственным). И это при том, что банк имеет громадные активы и является важнейшим субъектом экономической политики.

Это только начало. Президент говорит, что недопустимо совмещение функций управления, которыми наделен ЦБ, с его коммерческой деятельностью. Опять теоретически все правильно. Но разве может банк, оставаясь банком, быть полностью отделен от коммерческой деятельности? Эмиссия, курсовая политика определяют изменения экономической ситуации и приносят ЦБ прибыль. Если строго следовать указаниям президента, из ЦБ надо выделить орган банковского контроля. Идея не новая, ее давно отстаивает экономический идеолог КПРФ и председатель комитета по экономической политике Госдумы Сергей Глазьев.

Председатель думского банковского комитета Александр Шохин рассказал корреспонденту Ъ, что с господином Глазьевым ему вчера удалось договориться: если в поправках записывается, что ЦБ «выходит» из коммерческих банков, в ответ требование выделения из ЦБ органа банковского контроля снимается.

Но до хеппи-энда еще очень далеко. Если ЦБ выходит из комбанков, то кому отходит его доля? О приватизации никто не говорит, ссылаясь на то, что ЦБ уже не первый год пытается продать свою долю в росзагранбанках; и несмотря на то, что потенциальных покупателей за границей гораздо больше, это ему не удается. Остается правительство.

Правительство, как уже писал Ъ, участвует в капитале 469 банков. Между тем в понедельник на встрече с иностранными инвесторами премьер-министр российского кабинета Михаил Касьянов пообещал оставить «три-четыре госбанка». Все это легко совместить. Правительство выбирает госбанки, а потом концентрирует в них все свои средства, вложенные в банковский сектор. На выходе появляются не просто госбанки, а монстры, принадлежащие правительству: Внешторгбанк (аналог зарубежных экспортно-импортных банков), Сбербанк, Россельхозбанк и Российский банк развития. В том, что они в состоянии подмять под себя банковский сектор, сомневаться не приходится.

Это проблема куда весомее абстрактных споров о независимости ЦБ. На место олигархов-частников приходят олигархи-государственники. И каждый новый олигарх будет стремиться, с одной стороны, закрепить свое положение на рынке, а с другой – добиваться льгот от государства. Ограничить эти устремления попытаются, превратив госбанки в специализированные агентства по доведению бюджетных средств. Но даже если это и удастся, хотя степень сопротивления трудно переоценить, это отнюдь не гарантия от воровства, то есть нецелевого использования бюджетных средств.

Вопрос о трансформации российской банковской системы президентом предрешен. Ее не остановит даже возможная отставка Виктора Геращенко. Единственный временный тормоз – это нерешенность кадрового вопроса. Назначения в госолигархи поважнее назначений в кабинет министров.

Журнал «Коммерсантъ Власть», №6 (459)
19.02.2002

 

Ограбление Центробанка

 

Продолжающаяся вот уже почти два года борьба депутатов против независимости Центробанка перешла в решающую фазу: в ближайшее время Дума должна рассмотреть во втором чтении поправки к закону «О Центральном банке».

Центробанки в развитых странах обладают особым статусом. Они не относятся к ветвям госвласти и никому не подчиняются. Их основная цель — защита и обеспечение устойчивости национальной валюты и ее эмиссия. Для этого центробанки наделены правом вести операции на финансовых рынках в качестве полноправного участника. Они сами содержат себя и получают прибыль. Подразумевается, правда, что они действуют в интересах государства. А часть прибыли перечисляется в госбюджет. В некоторых случаях центробанки могут быть подотчетны, например, парламенту. Однако никаких законодательных решений в отношении оперативной деятельности ЦБ, связанной с выполнением их основных задач, парламент принимать не может.
ЦБ наделяются независимостью лишь затем, чтобы печатный станок не принадлежал ни одной ветви власти. Ведь никогда нельзя исключать того, что власть по политическим или любым другим конъюнктурным соображениям может воспользоваться печатным станком как самым простым средством решения финансовых проблем. А ничем не обеспеченное печатание денег, как известно, чревато инфляцией, дестабилизацией экономики и падением уровня жизни населения.
Многие эксперты утверждают: чем строже контроль за ЦБ со стороны других органов власти, тем вероятнее более высокая инфляция и отсутствие экономического роста. Более того, распространено мнение: по статусу ЦБ можно определить, в каком направлении движется какая-нибудь страна с развивающейся экономикой. Существует даже классификация независимости центральных банков почти по двум десяткам параметров. Например, если главу ЦБ назначает его правление, то банк полностью независим, а если в этом процессе участвуют еще парламент и исполнительная власть, то банк независим на 75%. Если же только правительство, то уровень независимости понижается до 25%. Наконец, если это решение принимают премьер-министр или министр финансов, то о независимости ЦБ не может быть и речи. Еще один критерий независимости связан с кредитованием правительства, т. е. печатанием денег на покрытие бюджетного дефицита. Если ЦБ не может это делать, он полностью независим, а если может, пусть и со строгими ограничениями, то уровень его свободы не превышает 67%. Важно также учитывать, кто разрабатывает денежную политику. Если ЦБ самостоятельно, то он абсолютно независим, если же банк делает это совместно с правительством, его независимость опять падает до 67%.
Действующий закон о российском ЦБ дает ему независимость по всем параметрам свыше 75%. В большинстве случаев ЦБ абсолютно независим — и сам разрабатывает денежно-кредитную политику, и не может кредитовать правительство, и все финансовые решения вплоть до утверждения сметы расходов принимает его совет директоров, который по представлению главы ЦБ утверждается Думой. Только самого главу ЦБ Дума назначает или освобождает от должности с подачи президента. И денежно-кредитную политику, а также отчет о ее исполнении Дума должна одобрить. Но не законом, а постановлением. Так что это можно считать чистой формальностью.
Теперь в Думе решили, что ЦБ обладает слишком большой самостоятельностью и что его полномочия и полномочия его совета директоров по распоряжению государственными деньгами (особенно в части зарплат сотрудникам) и определению экономической политики надо урезать.

Власть — совету
Одной из 172 поправок к закону о ЦБ, которая вызвала особый гнев Виктора Геращенко, предусмотрено, что политику ЦБ будет определять не совет директоров и председатель банка, а Национальный банковский совет (НБС), сейчас выполняющий сугубо наблюдательные функции. Этот совет наделяется правом утверждать годовой отчет ЦБ, отчет о прибылях и убытках и размер провизий, а также размер отчислений в фонды и резервы ЦБ. Он же должен теперь представлять все это в Думу. Совету отдается и утверждение основных направлений кредитно-денежной политики перед их представлением в Думу. Утверждение сметы расходов также отдается НБС, который, кроме того, должен решать вопросы об участии ЦБ в капиталах других банков, назначать главного аудитора ЦБ и определять аудиторскую фирму по проверке ЦБ, ежеквартально рассматривать отчет совета директоров по основным вопросам деятельности ЦБ, утверждать правила проведения банковских операций, бухучета и отчетности для банковской системы, а также привлекать Счетную палату для проверки ЦБ.
Но самое главное — предполагается изменить и сам НБС. По действующему закону в него входят по два представителя от Думы и Совета федерации, по одному представителю от президента и правительства, министры финансов и экономики. Еще шесть человек назначает Дума по представлению главы ЦБ. Он сам и является председателем НБС. Теперь предложено выбирать председателя НБС большинством голосов его членов. При этом ЦБ будет представлен в совете лишь председателем банка. Три члена НБС назначаются президентом, три — правительством и пять — Госдумой.
Ясно, что такая структура управления позволяет лишить председателя ЦБ возможности влиять на принятие вышеуказанных решений. Конечно, у совета директоров по-прежнему остаются все полномочия по оперативному регулированию финансовых рынков и банковской системы. Однако нюансы денежно-кредитной политики смогут определять теперь президент и правительство или правительство и Дума. А ведь концепция денежно-кредитной политики не может не влиять и на принимаемые ЦБ оперативные решения. В общем, волнение Виктора Геращенко понятно.

Деньги — премьеру
Вторая поправка, по поводу которой шли долгие споры и которая также не нравится главе ЦБ, касается правового статуса ЦБ. Как уже говорилось, центробанки обычно имеют особый статус и не относятся к ветвям госвласти. В российской Конституции ЦБ также не идентифицирован как орган какой-либо власти. И в законе о ЦБ имеется в виду, что Центробанк — это центробанк, не более, но и не менее. Особая структура, уставный капитал и имущество которой, правда, принадлежат государству. Но государство при этом автоматически не отвечает по обязательствам ЦБ, а ЦБ — по обязательствам государства. Депутаты и президентское правовое управление решили, что в Конституции и законе все-таки существует неясность относительно того, что ЦБ является государственной структурой, работающей в интересах государства. Поэтому в первой же статье решили дать свою трактовку Конституции и записать, что в соответствии с нею ЦБ является федеральным органом госвласти.
И тут возникают вопросы. В Конституции записано, что ЦБ выполняет функцию по обеспечению и защите устойчивости рубля независимо от других органов власти. Но кто может гарантировать, что однажды все органы госвласти, включая ЦБ, не сведут в единую систему во главе с правительством? И конституционная норма о независимости ЦБ не помешает: Центробанку просто укажут, какие его функции имеют отношение к обеспечению устойчивости рубля, а какие нет.
Еще одна опасность подстерегает ЦБ в новом статусе за границей. В этом случае его активы будут отождествляться с собственностью Российской Федерации. Россия в данный момент имеет массу неурегулированных с внешними кредиторами проблем. Любые решения не в пользу России приведут к аресту счетов ЦБ вплоть до ареста валютных резервов, которые могут размещаться в западных банках. Прецедент уже был: в обеспечение иска фирмы Noga помимо счетов российских компаний были арестованы и счета ЦБ во Франции. Спасти эти счета удалось только потому, что ЦБ не является федеральным органом власти, по обязательствам которого государство отвечает автоматически.

Между прочим, сегодня в 2012г. ЦБ РФ который контролирует коммерческие банки в России, закрывает глаза на то, что все коммерческие банки в РФ нарушают основной закон страны —Конституцию !

http://kpe-moscow.livejournal.com/54823.html

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *